Знакомства
| Добавить сайт в избранное
  Разделы сайта


  О сексе :

Поститутки санкт петербург Домашние фото пожилых Видео фото домашние интим Порно нудистов на улице Эротические ролики Sex проститутки
Домашние фотки голые
С сотового сэкс видео
Знакомство с девушкой на пляже
Эротические ролики
Порно истории Секс рассказы Секс истории эротические рассказы Порноистории рассказы о сексе Порнорассказ Рассказы про секс Рассказы для взрослых Секс рассказ Порно рассказ Порно рассказы онлайн Истории о сексе рассказы порно энциклопедия секса Истории про секс Порно расказы секс расказы Эротические истории Новые порно рассказы Истории порно Порно рассказы с фото 'hjnbxtcrbt hfccrfps Порно чтиво Порно-рассказы рассказы секс ххх рассказы Порно романы Порнорасказы сексрассказы инцест рассказы Эро истории Рассказы ххх Порно рассказы и фото эротичесие рассказы Порно рассказы и истории Порно рассказы с картинками Порно фото рассказы эротические повести Новые порно истории Эротич рассказы Порно повести ххх истории Истории секса 1 Свингеры рассказы
2 Рассказы секс в попку
Порно эротические рассказы онлайн
Матка порно рассказы
Юмористические порнорассказы
Свингеры секс рассказы
Читать секс истории


  Мы рекомендуем :

  Друзья нашего сайта

  Ссылки по теме

  Контакты
По всем вопросам пишите:






   

Эротический рассказ "Мачеха"


    Это была во всех отношениях теплая компания. Мальчишки и девчонки имели практически все необходимое для спокойной жизни и развлечений: фирменные джинсы и магнитофоны, видаки и супермодные журналы. Они сызмальства привыкли получать все, что им хотелось, сразу и без предварительных условий. Родители обеспечивали им будущее - во всех смыслах. Тане дорогу в жизни никто не прокладывал. Конечно, отец помог ей, но он вечно пропадал на работе, говорил уклончиво, что служит на государевой службе . После смерти матери, которую Таня уже и не помнила, отец не женился. И девочка была предоставлена сама себе. Зато после окончания школы отец спросил ее: Хочешь в кино сниматься? И все. А через несколько дней сообщил, что она будет подавать документы во ВГИК. Экзамены Таня сдала с легкостью. Сама не понимая, почему. Конечно, она готовилась, но ведь не настолько хорошо, чтобы сдать на все пятерки . Когда она называла свою фамилию - Тимохина - экзаменаторы почему-то сразу добрели, разговаривали с ней учтиво, даже ласково. И терпеливо выслушав ее, ставили отл. . Во ВГИКе Таня попала в почти сказочный мир. Она очутилась среди ребят и девиц совершенно ей незнакомых, непонятных, загадочных. Многие из них носили известные - знаменитые - фамилии. И Таня смотрела на них с затаенным восторгом. Как и ее одноклассники в Можайске, вги- ковцы тоже устраивали тусовки, но совсем не похожие на те, к которым привыкла Таня. В Можайске десятиклассники обычно собирались у Витьки Кустова, безнадежного троечника, когда его мать в очередной раз уходила в ночную смену на полиграфкомбинат. Тушили свет, крутили записи, выпивали, а потом, когда по телу разливалась приятно- возбуждающая истома, Таня с пугливым восторгом ощущала на своем теле липкие пальцы соседа и слышала прерывистое частое дыхание. Чьи-то руки лезли ей под юбку, оттягивали резинку трусиков, лихорадочно, рывками пробирались поближе к кучерявому лесочку на лобке и скользили дальше, ниже, в пульсирующую влажную пещеру... Но продолжения не было. То есть горячие ищущие руки продолжали шарить по ее животу, бедрам, паху, и через какое-то время она чувствовала, как мальчишка содрогался и замирал, тяжело дыша, а иногда, постанывая, отшатывался от нее и, вскочив на ноги, растворялся во тьме прокуренной комнаты. На одной из вгиковских вечеринок Таня познакомилась с Ириной, дочкой известного режиссера Савина. Ирине сразу понравилась красивая провинциалка, и она решила преподнести ее как подарок своей компании. А компания была и вправду золотая . Лена Абросимова, дочь известного певца, Настя Исаева, чья матушка считалась секс символом советского кинематографа и, как говорили, была любовницей кого-то из правительства, Игорь Крашенинников, сын главного комедийного актера страны, Семка Гольдштейн - сын кинооператора Михаила Золотова, который снял, кажется, все фильмы про Великую Отечественную войну. Был и Сашка Расулов, сын народного поэта, и Тамара Ракитина, дочка Сергея Ракитина, вечного посла Советского Союза, который сменил почти все европейские столицы. Вскоре Таня увидела их всех у Ирины дома. Савины- старшие уехали отдыхать ( На Канары, - гордо сообщала Ирина), и хата была свободна . Дверь открыла Ирина. Она была в обтягивающих джинсах и лиловой маечке с низким вырезом спереди. Таня невольно обратила внимание на большие, правильной формы, выпуклые груди. Сквозь тонюсенький трикотаж отчетливо проступали крупные, торчащие соски. Таня засмущалась: она была в старом коричневом платье в красную полоску и с кружевами. Ирина провела Таню в большую комнату. Ребята при ее появлении оживились и, здороваясь, тут же начали заигрывать. Игорь Крашенинников вытащил хозяйку на кухню и насмешливо спросил: -
    Слушай, Ириш, на кой черт ты привела эту можайскую девицу? Она же нам весь кайф сломает? - Не сломает, - загадочно ответила Ирина, игриво потрепав Игоря по щеке. - Смотри, сам ей чего-нибудь не сломай! Глупая, чистая и непорочная. Ты, наверно, таких девчонок в жизни не встречал. Пользуйся случаем. У Игоря заблестели глаза. - Так, может быть, она и в дурачка с нами сыграет? - И в дурачка сыграет, и перед твоим полароидом попозирует - будь спок! - усмехнулась Ирина. - Главное, чтоб все было натурально, она все очень серьезно воспринимает. И еще: у меня в доме - никаких сексодромов! Игорь кивнул. Таня сидела на диване перед журнальным столиком, уставленным бутылками, и держала в руке стакан с мартини . Вино было сладковатое и очень приятное. У Тани немножко закружилась голова. - А знаете, - вдруг сказал Игорь, - тут Коська Жигунов вернулся из поездки. Привез мне полароид . Теперь можем запечатлеть мимолетное видение чистой красоты и тут же им насладиться вновь. Например, красоту женского тела. Лежишь в койке с бабой - щелк! И она уже навечно запечатлена на скрижалях сексуальной истории мира! Таня покраснела. Ирина принесла из родительской спальни каталог Квелле, и девочки расположились на диване, а ребята отправились на кухню покурить. И обсудить ситуацию. - А что если девки не согласятся? - спросил Сема Гольдштейн. - Согласятся - куда они денутся! - возразил Игорь. - И Ирка сказала, что все морально готовы. Кроме можайской красавицы. - Кстати, - оживился Сергей Ракитин, - а вы видели, какие у этой девахи здоровенные сиськи? Я уже давно к ней присматриваюсь и все думаю - как это она ухитрилась в своем Можайске такие арбузы отрастить? - Более того! - важно произнес Игорь. - Ирка говорит, что эта Таня - целка! И что нам придется ее сегодня вводить в курс дела. - Ни фига себе! - ахнул Сема. - Так, может, сразу сядем за подкидного с раздеванием? - С раздеванием и с полароидом ! - добавил Игорь. И ребята вернулись в гостиную. Все шло как обычно. Слушали музыку, смотрели какую-то мягкую порнушку по видео, пили. Иногда кто-то вставал потанцевать. Наконец Ирина спросила: - А как же наш традиционный дурачок ? - Правильно! - обрадовался Игорь. - Неси карты! Да нас тут восемь - так что тащи две колоды! На журнальном столике появились две колоды пластмассовых карт с голыми женщинами в пикантных позах на рубашках. Таня снова покраснела и украдкой оглядела присутствующих. Игра началась. Первая четверка игроков разместилась на диване за столиком, другая - на полу, усевшись на пушистый палас в кружок. Перед первой сдачей Игорь объявил, что играть будут как обычно. Таня постеснялась спросить, что это такое, и молча взяла свой карточный веер. Когда Сашка остался дураком, он снял ботинок и со вздохом отшвырнул его в сторону. Игорь после проигрыша снял часы. Ирина - шлепанец. За игрой время шло незаметно. Семка Гольдштейн пока выигрывал и сидел довольный. Больше всех пострадала Тамара - на ней теперь была надета только цветастая блузка и... трусики. Тане пока везло, но на душе было неспокойно. Заметив ее все возрастающую напряженность, Игорь поднес ей еще один стакан с мартини . Таня машинально отхлебнула. Горло и пищевод обожгло точно огнем. Она отдернула стакан от губ и посмотрела на Игоря. Тот ухмылялся во весь рот. - Что, кусается? Сувенир с острова Свободы. Таня не ответила, едва сдерживая подступившую тошноту. Сдали по новой. Она начала проигрывать. Перед глазами у Тани все поплыло. Голые женщины на картах пустились в бесстыдный пляс, переплелись голыми ляжками, терлись друг о дружку большими грудями, крутыми задами, овальными животами. Теперь Таня уже с трудом различала масть и достоинство карт. Сняв второй носок, Таня лихорадочно стала думать, что же делать дальше. - Танечка! - сквозь шум в ушах прорвался жесткий голос Игоря. - Что же ты медлишь? Снимай! Таня устремила на него непонимающий затуманенный взгляд, потом посмотрела на себя. Она сидела в трусиках и в лифчике. Больше на ней ничего не было. Она обвела взглядом полуголых партнеров. В нее впились три пары горящих глаз. Ирина, как ей показалось, глядела насмешливо. Игорь с нескрываемой похотью, а по черным хитрым глазам Сашки Расулова ничего понять было нельзя. Таня опустила голову. Трусики и лифчик. Боже мой... Она разжала пересохшие губы и прошептала: - Я не... могу... - Э, девочка, так не пойдет! - нахмурился Игорь. - Мы тут все в одинаковом положении. Игра есть игра. Уговор дороже денег. Так что давай, давай! Таня глубоко вздохнула и закрыла глаза. Такого с ней еще не было. Когда в Можайске она приходила на школьные бардаки, все происходило в кромешной тьме. И ей не было стыдно. Было немножко неловко - поначалу. Но потом она привыкла к торопливым нервным рукам одноклассников, которые жадно забирались ей под юбку, под трусики, лифчик и гладили ее сильные длинные ляжки, вынимали из плотных чашечек ее большие тяжелые груди и гладили налившиеся, отвердевшие соски... А здесь - совсем другое. Ей придется самой раздеться догола при свете под ненасытными взглядами этих самодовольных юнцов и девиц. Боже мой! - Сама! Сама! - донеслись до ее слуха слова Игоря. Ее дрожащие пальцы послушно потянулись за спину к застежке. Щелк! Белые чашки лифчика повисли на высоких белых холмах, точно не желая падать. У Тани горело лицо. Она чуть свела плечи вперед, и лифчик упал к ее ногам. Освобожденные полушария радостно вспорхнули вверх и тяжело осели вниз. Только набухшие коричневые соски, напрягшись, торчали вперед. И сразу ей стало легче. Усилием воли она заставила себя поднять взгляд. Все смотрели на нее. Нет, не в лицо, не в глаза, а - на ее груди. Таня всегда немного стеснялась их: ей казалось, что они у нее слишком большие, слишком заметные, выдающиеся . Так назвал их Петька Гладков после очередного бардака, когда ему посчастливилось увести Таню на кухню и там дать волю своим блудливым ручонкам... - Ну, продолжим наши игры, - хрипло предложил Игорь. Тамара оказалась первой, кому пришлось раздеться догола. Она была жгучей брюнеткой, и треугольник волос в низу живота тоже был черным, чем подчеркивал ее ослепительно- белую наготу. - Красивая у нас Тома! - сказал Сашка. - Красивая! - подхватил Игорь. - Почему бы не запечатлеть эту красоту? - И, не дожидаясь ответа, принес фотоаппарат. Аппарат зажужжал и выплюнул черный квадратик. Дождавшись, когда фотография проявится, Игорь взглянул на свое произведение и присвистнул. - Ну, такую фотку можно посылать сразу в Плейбой . - Вполне годится, - добавила Ирина, заглянув ему через плечо. Фотографию голой Тамары пустили по рукам. Когда квадратик попал в руки к Семке Гольдштейну, он даже засмеялся: - У тебя такой вид, милая, будто тебя только что трахнули. И не раз, и не два. - Вечно ты фантазируешь! - фыркнула, нимало не смутившись, Тамара. И добавила с вызовом. - Хоть бы раз что-нибудь сделал на самом деле! Где-то к полуночи все игроки - за исключением Игоря и Ирины - остались в чем мать родила. Игорь то и дело щелкал пола- роидом, и перед ним на столике уже образовалась целая куча фотографий. Когда наконец Ирина сняла с себя трусики и Игоря объявили победителем, он предложил сделать коллективный портрет. Таня села на диван между Сашкой и Семкой. Игорь решительно подошел к дивану. - Вот что, мужики, я вам записался что ли в фотографы? Давай- ка, Семка, бери аппарат и сам снимай! - Игорь всучил Семке полароид и занял его место справа от Тани. Взглянув на Танины груди, оказавшиеся так близко, он перевел взгляд на ее поросший светлыми редкими волосами лобок. Таня инстинктивно сомкнула ноги потеснее и положила на колени руки. - Нет, так не пойдет, - сказал Игорь. - Дай- ка мне руку. А ты, - обратился он к сидящему слева от Тани Сашке, - возьми ее за другую. Так, теперь, красавица, клади ладошку вот сюда, сюда, не бойся! Обхвати покрепче! Таня почувствовала в ладони что-то твердое и горячее. Она скосила глаза вниз и у нее перехватило дыхание. Игорь заставил ее взять свой восставший член - большой, с розовой, как шляпка гриба, блестящей головкой. Она крепко сжимала длинный, чуть изогнутый ствол. И в этот же момент ощутила, как ее левая рука обхватила другой такой же горячий ствол, - правда, немного тоньше и короче. Она взглянула на Семку, прижавшего к лицу полароид . Его молочно- белый с небольшой алой головкой член прямо у нее на глазах запульсировал и рывками стал подниматься вверх, все выше и выше. Семка сопел и долго не мог нажать спуск. - Ну что ты там копаешься? - нетерпеливо крикнул Игорь. Семка не отвечал. Он переминался с ноги на ногу и не отрывал глаз от видоискателя. Таня смотрела на багровую головку отчаянно вздувшегося члена, и вдруг Семка спазматически содрогнулся, а его серповидный брандспойтик дернулся и выпустил мощную струю белой жидкости, которая попала Тане на грудь и тотчас стекла на живот. Семка машинально нажал на пуск и, отпустив аппарат, стоял, страдальчески морща лицо. Таня высвободила левую руку и стала стирать с кожи липкое теплое желе. Неожиданное происшествие вызвало всеобщее веселье. Только Семка был страшно смущен. - Давайте посмотрим на плод его трудов! - закричал Игорь и вскочил с дивана, забыв, что правая рука Тани крепко держит его за торчащий пенис. Игорь согнулся, охнул и бросил на Таню злобный взгляд. - Подруга, ты же меня лишишь радостей секса. И отцовства. Игорь подошел к Семке и взял фотографию. Хохотнув, он протянул квадратик Тане. Девушка обомлела: она увидела, что сидит на диване совершенно голая, держась руками за стоящие по стойке смирно пенисы своих соседей. А на ее груди отчетливо видны густые, стекающие вниз белые кляксы. И сама не зная почему, она смотрела и смотрела на эту фотографию со страхом и восторгом. Ее заворожила бесстыдная красота собственного обнаженного тела. Только белые лужицы спермы вызвали у нее отвращение, ей казалось, они оскверняли непорочное великолепие ее тела. Она вернула фотографию Игорю. Он посмотрел ей прямо в глаза и почувствовал глубоко в низу живота горячую пульсацию зарождающейся похотливой жажды. Ему не составляло большого труда затащить в койку любую - или почти любую бабу, которая ему приглянулась. Особенно в летах. Он пользовался большим успехом у женщин. Первый раз сумасшедшее наслаждение от оргазма он испытал в Коктебеле, куда его, пятнадцатилетнего мальчишку, вывезли родители. Там Игорек и потерял невинность, за что спасибо любвеобильной дочке большого писателя. Первый раз пере возбудившийся Игорек кончил у нее на животе, так и не успев дойти до манящего входа. Зато второй, третий, четвертый и пятый разы он уже вспахал ее как следует - до стонов и криков. И ему это. страшно понравилось. Как нравилось потом всегда - с кем бы он ни трахался. Вот только ему еще не доводилось поднимать целину . Сам не хотел. Боялся скандала, разборки с рассвирепевшим папашей. Нет, с нетронутыми девками он не хотел иметь дела. А эта можайская целка завела его. Сильно завела. На протяжении всего вечера у Ирки он сидел и пялился на Таню, пытаясь разгадать ее - вправду ли она такая неискушенная и глупенькая или только прикидывается, а сама в своем Можайске уже многому обучилась. И ему захотелось проверить. Ирка никогда не разрешала трахаться в родительской квартире. Наконец ребята стали одеваться. Таню мутило, в голове от выпитого вперемешку спиртного стоял ватный туман, ломило в висках. - Может, тебе немного полежать в спальне, - предложил Игорь, видя ее замешательство. - Отдохнешь, а я тебя потом провожу. Ты где живешь? Жила Таня у мачехи в Ясеневе. Квартира была двухкомнатная, небольшая. Втроем там было тесновато, но отец Тани часто бывал в командировках, и Регина - мачеха была полька - еще в начале учебного года предложила падчерице переехать к ней. Вдвоем веселее, объяснила она свое приглашение. А если не уживемся, вернешься в общежитие . И Таня согласилась... Игорь помог ей одеться и потянул в спальню. Ирина метнула на него сердитый взгляд, но он скроил невинную физиономию и на ходу успел шепнуть: Провинциалке дурно. Пусть оклемается там . В спальне было темно. В углу стояла огромная двуспальная кровать Ириных родителей. Игорь подвел усталую Таню к кровати и уложил. - Поспи! А я пойду, - сказал он неопределенно. Уходить он не собирался и решил действовать сообразно обстановке. Ирины гости уже стояли в прихожей. Хозяйка собралась проводить их до метро. Ну и отлично, подумал Игорь и сказал громко: - Наша можайская девственница задремала. Ты, Ириш, иди проводи ребят, проветрись, я тут пока чаек поставлю, а? Ирина испытующе поглядела на него и медленно кивнула. Когда за ребятами закрылась входная дверь, Игорь бросился в спальню. Таня спала. Да, эту девку трахнуть - мечта! - подумал Игорь. И не отдавая себе отчета в своих действиях, он потянулся к молнии на платье. Расстегнув ее до конца, припал к полуоткрытым губам Тани. Она шевельнулась и - удивительное дело! - ответила на его поцелуй. Потом открыла глаза. В них Игорь прочитал то, что хотел прочитать, - желание. Его хотело ее тело. Точно девственница! - промелькнуло у Игоря в голове, и на миг он даже испугался. Но пробудившееся желание оказалось сильнее страха. Он стал снимать с Тани платье. Когда делал это в последний раз? Игорь уж и не помнил. Платье - вышедший из употребления предмет женского туалета. Джинсы и майка. Или блузка. Или свитер. К этому он привык. Эти вещи он снимал, сдирал, срывал одним привычным, натренированным движением. Но платье... И тут произошло еще одно чудо: Таня стала ему помогать! Она выползла из платья и осталась в одних трусиках и в бюстгальтере. Восставший член Игоря требовательно просился на волю. Он незаметно, боясь спугнуть Таню, расстегнул джинсы и выскользнул из них, заодно стащив и трусы. Мелькнула мысль, что в его распоряжении минут сорок. Игорь протянул руку и схватился за бретельки бюстгальтера. Таня испуганно подалась вперед, словно прочь от него. Но он не отпускал. - Дай- ка я это сниму, - прошептал он. - Он тебе мешает. Пусть твоя великолепная грудь вздохнет свободно. А мои пальцы немного приласкают их! - и не успев договорить, Игорь одним умелым движением снял с Тани бюстгальтер. Он обхватил ее сзади, прижал ладони к соскам и стал сильно массировать круговыми движениями. Его возбуждение росло, поднимаясь от промежности волнами горячего восхитительного восторга. Продолжая самозабвенно гладить гладкую и упругую кожу Таниных грудей, Игорь покрывал ее шею и плечи поцелуями. Потом он порывисто развернул Таню к себе и, впечатав свою волосатую, мускулистую грудь в тугие белые шары, впился губами в ее горячие влажные губы. Оторвавшись от ее рта, он прошептал ей в ухо: - А теперь я хочу снять с тебя трусики. Можно? Это последнее препятствие на пути к блаженству. Я хочу, чтобы ты была совершенно голая! Как там, на диване. Как на той фотографии. Таня не оказывала ему сопротивления. Ее охватило странное чувство. Как когда-то на качелях, когда Петька раскачал ее так сильно, что она едва не слетела с доски. Восторг, смешанный со страхом и даже отвращением. Но страх и отвращение пересиливали неумолимо охватывающий ее восторг, возбуждение и желание узнать, чем все это кончится. Наверное, не так, как на школьных тусовках в Можайске. Когда рука Игоря оттянула резинку трусиков и потащила их вниз, она застонала и попыталась вырваться из его объятий, - Не бойся! - настойчиво шептал Игорь. - Я хочу, чтобы ты была голая. Совсем. Нагая. Тебе это понравится! Увидишь! Восставший ствол Игоря жадно тыкался в голые бедра и ягодицы девушки. А когда напряженная головка уперлась в шелк ее трусиков, Игорь едва сдержал первую волну оргазма, посильнее сжав ягодицы. Присев на корточки, он стащил с Тани трусики. Его лицо оказалось напротив ее паха, Игорь приблизил губы к треугольной светлой рощице на лобке и скользнул кончиком языка по розоватой щелочке. Таня шумно вздохнула и дернулась. - Приятно? - хрипло спросил Игорь, не поднимая лица. - Да... - ответила Таня не сразу. - Еще раз... сделай так... Игорь немедленно исполнил ее робкую просьбу, на этот раз помогая себе пальцами. Он раздвинул горячие набухшие губы и проник языком глубоко внутрь ущелья, потом нащупал и стал яростно сосать чуть вздрагивающий клитор. На языке он ощутил горьковатую густую влагу, которая стала сочиться из недр Таниного влагалища. - Теперь я должен раздеться, - глухо произнес Игорь и начал расстегивать рубашку. - Подожди. Я быстро. Раздевшись догола, Игорь решил немного шокировать свою жертву. Он демонстративно, перед глазами Тани, взял свой налитый кровью член и провел указательным пальцем от багровой набухшей головки до волосатого основания. - Посмотри на него, Танечка! - произнес он. - Только посмотри, как он тянется к тебе, как он хочет тебя, как он мечтает вонзиться в тебя! Игорь бросился на кровать, увлекая за собой Таню. Положив ее ничком, он поцеловал ее в левую ягодицу, потом в правую. - Ах, какие щечки! - воскликнул он. И, раздвинув пошире довольно- таки пухлые щечки, впился кончиком языка в темный анус. Девушка вскрикнула от неожиданности и рванулась прочь. Но руки Игоря, крепко сжимавшие ее бедра, не выпустили ее. - Там не надо! - взмолилась Таня. - Лучше... с другой стороны. Игорь с готовностью развернул Таню к себе и зарылся носом в пушистый девичий пах. Его язык властно раздвинул губы влагалища. Таня задышала быстрее и громче. Потом слабо застонала. - Нравится? - спросил Игорь, не отрывая лица от ее пещеры. Таня зашептала: - Мне нравится! Сильнее, сильнее, глубже! Так хорошо! Быстрее! Какой он острый! Какой горячий! Полижи меня! Пососи! Игорь, ошарашенный столь резкой сменой настроения Тани, впился губами в клитор и стал яростно сосать его, истекая слюной. На губах и языке он ощущал горячую, липкую влагу. Ему в рот лилась уже целая струя тайных соков страсти. Игорь ускорил движения, и теперь его язык, точно маленький сильный поршень, бегал взад- вперед по скользкому, набухшему туннелю. - Это очень быстро, - прошептала Таня. - Помедленнее, мне нравится, когда ты выходишь совсем и потом заходишь снова, раздвигая меня! Игорь продолжал работать языком изо всех сил, стараясь разогреть девушку как можно сильнее. А уж потом, - думал он, - я ей такой оргазм врежу, что она забудет, как ее зовут! Решив, что пора, он осторожно нащупал промежность, медленно добрался кончиком указательного пальца до ануса и проник внутрь. Палец оказался зажатым в горячем и сухом лазе. С каждым поворотом пальца лаз становился мягче и влажнее. Игорь постарался обрабатывать ее пальцем и языком в одном ритме и темпе. Таня податливо раскачивалась в такт его толчкам и едва слышно шептала: - О, Боже, я горю, я горю. Что ты там делаешь пальцем? Где это ты? Что такое? Это невыносимо! Как здорово! Не останавливайся! Не замедляй! Что-то со мной происходит! Вот сейчас что-то произойдет! Игорь ощутил, как ее клитор напрягся и увеличился, а из ее щелочки полило ручьем... Кажется, сейчас Танька кончит. Он собрался было вытащить из ее зада свой палец, который уже почти весь ушел внутрь. Но Таня жалобно застонала: - Нет! Нет! Не выходи оттуда! Давай еще! Еще! Черта с два! - подумал он и решительно вытащил палец. Он отпрянул от ее клокочущего влагалища, слизнул с губ липкий сок и погрузил освобожденный палец в ее зовущее жерло. Там было горячо и просторно. Он просунул второй палец, а потом и третий и стал бешено работать рукой, грозя разорвать все внутри. Таня встала на колени, а Игорь лег на спину и, просунув голову между крепких Таниных ляжек, стал гладить их руками. Он проводил кончиками пальцев по всей длине ног, по коленям, по икрам до самых лодыжек и торопливо возвращался назад, к пухлым батонам ляжек. Тем временем его язык точно прилип к Таниной промежности. Он бегал по тонкому перешейку между двумя отверстиями Таниного тела, забирался в задний проход, потом выстреливал во влагалище. - Ты умеешь! Ты это умеешь! - стонала Таня. - Как хорошо! Давай, соси меня, целуй меня, трогай меня! - Таня уже подошла к крайнему пределу, балансируя на краю блаженства. Еще немного - и ее тело должно быть содрогнуться от никогда еще не испытанных ощущений, утонуть в водовороте неведомого, сладостного наслаждения. Наконец Игорь бессильно отстранился от нее. - Теперь твоя очередь, - задыхаясь, произнес он. - Я устал. Игорь вытянулся на кровати и пододвинул к Таниному лицу свой торчащий жезл. - Как? - не поняла Таня. - Ну как- как... Возьми его рукой, погладь, потом в рот засунь, языком оближи, как я тебе, - нетерпеливо ответил Игорь. Таня осторожно обхватила пальцами его багровый жезл и стала неловко проводить им по всей длине, снизу, от жестких кучерявинок черных волос, по бугристому, со вздувшимися венами, столбу - к красной гладкой головке, похожей на пряник- сердечко. Таня подумала, что ей это будет противно. Но это оказалось не противно, а немного смешно. - Языком, языком проведи, полижи меня! - прикрикнул Игорь. - Пососи как эскимо! Как леденец на палочке! Оближи его со всех сторон! Возьми за яйца, поиграй с ними! Сожми немного! Давай, сильнее языком двигай! Таня прикоснулась кончиком языка до вздрагивающей головки- сердечка и ощутила, как сильно натянута кожа, готовая вот- вот лопнуть. На языке она почувствовала легкую горечь. - Вот так! - простонал Игорь. - Молодец! Теперь соси, соси! Она втянула его толстый член в рот, насколько смогла, и головка ткнулась ей в небо - очень глубоко. Игорь застонал громче. Таня села по- турецки, наклонилась ниже, взяла в правую руку его красные волосатые мешочки, смешно болтающиеся между ног, и стала слегка пощипывать их, оттягивая кожу. Ее длинный язык ящерицей бегал по жезлу, обхватывая его и отпуская. Потом она приложила кончик языка к крошечному отверстию в центре шляпки, и почувствовала, что отверстие, которое поначалу было всего лишь тонкой короткой щелочкой в коже, округлилось, раскрылось и из него потекла горьковатая жидкость. Игорь начал тихо извиваться. - Давай! Давай! Сейчас! Еще немного, Танюшка, еще чуток! Не останавливайся! Его жезл задрожал у нее во рту, головка- сердечко надулась, и внутрь ударила теплая, пульсирующая струя липкого горького сока. Таня инстинктивно глотнула немного и чуть не поперхнулась. Горячий жезл больно упирался в щеку, потом переместился к корню языка, и струя жидкости полилась уже совсем обильно, так что Тане пришлось глотать ее. Она вынула изо рта чуть помягчевший, но не ставший короче пенис, и поморщилась. На языке был мерзкий вкус. Игорь лежал неподвижно, скрючившись в неудобной позе, - так, как его застиг долгожданный оргазм. Потом он поднял голову и взглянул на Таню. - Ну ты молодец, девочка! - выдохнул он. И тут хлопнула входная дверь. Таня похолодела от ужаса. Игорь вскочил с кровати и в один миг натянул на себя трусы, джинсы и рубашку. - Одевайся! Быстро! - шепнул он Тане и выбежал из комнаты. И почти сразу же вошла Ирина. Ее взгляд уперся в обнаженную Таню. Ирина хмыкнула и сказала злобно: - Мне-то казалось, что ты провинциальная недотрога. А ты, грудастая краля, оказывается, минетчица- ударница! Одевайся и проваливай отсюда! И чтобы я тебя больше не видела. Никогда! Таня, не помня себя, выбежала из дома и поплелась по переулку. Она сгорала от стыда, от обиды, от злости. Сунув руку в карман платья, нащупала кусок плотной бумаги. Достав его, Таня при ярком свете фонаря увидела себя, голую, на диване между двумя юнцами... Когда Таня пришла домой, Регина еще не спала. Часы на стене в коридоре показывали половину третьего. - Ты бы хоть позвонила, предупредила, что задерживаешься! - укоризненно сказала Регина. - А я уж не знала, что и думать. - Но ведь я вам сказала, что иду в гости. А не позвонила - думала, что вы уже спите, - тихо ответила Таня. - Я ложусь поздно, - миролюбиво произнесла Регина и зевнула. - Ну, иди спать. Таня промолчала, первым делом пошла в ванную и долго чистила зубы и полоскала рот, стараясь смыть мерзкий вкус и запах спермы. Но этот отвратительный запах, запах греха, как ей подумалось, похоже, никуда не исчезал. Она отправилась в большую комнату, где ее уже дожидалось разложенное кресло- кровать, и легла, накрывшись одеялом с головой. Какой ужас! - только и успела подумать она, прежде чем ее сморил сон. Таня проснулась в десятом часу. Регина сидела за кухонным столом в халате и курила. - Ну что, выспалась? - спросила она дружелюбно. - Что-то у тебя неважнецкий вид. Вчера ничего не случилось? Ты пришла такая... вздрюченная. Как напуганная курица! - и Регина оглушительно расхохоталась. Таня любила ее смех. Вообще ей нравилась мачеха. Регина была старше ее всего лет на двенадцать. Она была моложавая, спортивная, всегда следила за собой, хорошо одевалась. - Как дела в институте? - спросила Регина, наливая ей кофе. - Все в порядке. Изучаем историю кино, скоро начнется курс русской литературы. - Что же ты такая невеселая? - допытывалась Регина, ласково глядя ей в глаза и чуть улыбаясь уголками туб. - У тебя что-то случилось? В институте? Таня опустила голову и почувствовала, как кровь горячей волной окатила щеки. Ты меня стесняешься? - настойчиво допытывалась Регина. Таня подняла глаза на мачеху. - Нет, не стесняюсь. Просто я была вчера в гостях у знакомых и там... там... мы играли в карты... на раздевание, и мне пришлось снять одежду... Лицо Регины словно окаменело. - Ну, ну, продолжай. Таня сглотнула слюну. - Ты разделась перед ними? - неожиданно дрогнувшим голосом спросила Регина. Таня молча кивнула. А Регина нервно встала из-за стола и прошлась по кухне. - А дальше? - спросила мачеха тихо. - Что-то еще было? Таня снова кивнула. - Меня заставили... сесть на диване рядом с двумя мальчиками и сфотографировали так. Голой. А потом один отвел меня в спальню и стал целовать... - она осеклась. Нет, Таня не могла рассказать все это мачехе. Регина внимательно посмотрела ей в лицо. - Скажи, пожалуйста, а у тебя нет... этой фотографии? Таня удивленно взглянула на мачеху. - Зачем она вам?.. Есть. - Покажи! - Нет! Нет! - вскричала Таня испуганно. - Ни за что. - Но я тебя прошу. Не бойся. Я не собираюсь тебя ругать или читать нотации. Я просто хочу на нее взглянуть. Таня, подойдя к своему платью, аккуратно висящему на стуле, вытащила из кармана фотографию. Регина долго разглядывала темный блестящий квадратик с широкой белой окантовкой. В ее глазах зажглись огоньки, но Таня не смогла угадать, какие чувства она вызвала у мачехи. - У тебя красивое тело! - после долгой паузы мягко произнесла Регина, с трудом оторвав взгляд от фотографии. - У тебя великолепное тело. Немудрено, что твои приятели едва могут усидеть на месте рядом с тобой. Регина закурила сигарету, долго молчала. Потом подошла к Тане, взяла ее за плечи и привлекла к себе. - Бедная моя девочка! - вздохнула она. - Бедная! - и положив Танину голову себе на грудь, стала тихо перебирать ей волосы. Никто еще не обращался с ней так нежно. Ни родная мать, ни отец. Никто. Таня успокоилась, а из уголков глаз по щекам побежали слезинки. Регина долго не выпускала ее из своих объятий. На следующий день после ужина Регина прилегла на тахту, а Таня по обыкновению устроилась в кресле перед телевизором. Она чувствовала, что мачеха как-то напряжена, и, похоже, хочет ей что-то сказать. Или рассказать. - Танечка! Иди- ка сюда, ко мне, - тихо позвала Регина. Таня не заставила себя просить дважды. Притянув девушку к себе, мачеха стала перебирать ее распущенные волосы и гладить по руке. Потом вдруг притянула к себе и медленно поцеловала в губы. Поцелуй был крепкий, долгий, приятный. Так ее когда-то целовали парни еще в школе. И Игорь. Таня лишилась дара речи: ей было приятно! Она отстранилась и искоса взглянула на мачеху. Регина пристально смотрела на нее, словно ожидая услышать от падчерицы какие-то слова -то ли возмущения, то ли ободрения. - Ну что? - промурлыкала Регина, тронув Таню за локоть и давая понять, что настала ее очередь. Таня поняла. Она развернулась к Регине и робко приникла к ее телу, их груди сомкнулись, и Таня прижалась полураскрытыми губами к губам мачехи. Регина ничего не делала, только, не отрывая своих губ от ее рта, продолжала рукой гладить ее волосы. Потом Регина отвела руку от Таниных волос и как бы невзначай провела ладонью от ее шеи до выреза футболки, дотронулась до груди и стала ласкать ее с такой трепетной нежностью, с какой бабочка касается крылышками лепестков цветка. У Тани закружилась голова, она медленно откинулась навзничь и, закрыв глаза, отдалась захлестнувшему ее тело трепету восторга. Таня не знала, что ей делать. Она протянула руку к шее Регины и погладила ее, скользнув к ключицам. Регина улыбнулась и распахнула полы халата. Под халатом ничего не было. По телу Тани пробежала пульсирующая волна наслаждения. Где-то в низу живота забилась, запульсировала мучительно- томительная точка боли. Нет, не боли, а сладкого напряжения, которое росло по мере того, как рука Регины продвигалась все ниже и ниже, а когда нежные пальцы добрались до края юбки, Таня даже вздрогнула от неожиданно полыхнувшего пламени между ног. И в тот же миг ощутила, как внутри обожгло, словно кипятком, и она инстинктивно сдвинула ляжки, чтобы не дать горячему соку излиться. Регина осторожно поглаживала Танины бедра, задирая короткую юбку вверх. Таня поняла и, поспешно расстегнув три пуговки на боку, стянула юбку и бросила ее на пол под тахту... Она не заметила, как ладонь Регины устремилась к гладкому, чуть припухлому животу, затем к паху, к тугой резинке трусиков. Потом ладонь спустилась дальше, к сомкнутым ляжкам и решительно протиснулась между ними, легла на шелк трусиков прямо на налившиеся, истерзанные сладким томлением губы, рельефно проступившие под шелковым треугольником. И вдруг Регина отдернула ладонь и начали покрывать тело падчерицы поцелуями. Ее горячий рот упрямо искал Танины губы. Нашел. Регина прижималась к губам что есть силы. Таня ощутила, как острый горячий язык смело прорвался сквозь преграду ее губ, проник в рот и наконец достиг языка. Оба языка слились, сплелись, точно две улитки. Одновременно Регина раздвинула руками ее бедра и стала неистово гладить насквозь пропитанный липкой влагой шелк трусиков, которые остались единственной хрупкой преградой на пути к охваченному приятно- мучительной болью влагалищу. Таня чуть было не отбросила руки Регины, потому что теперь она уже не просто покорно принимала ее ласки, но сама была до крайности возбуждена и охвачена желанием. - Тебе нравится? - впервые нарушила тишину Регина. Ее голос прозвучал точно издалека. - Это чудесно... - прошептала с жаром Таня. - Это невыносимо... приятно. Еще! - Сейчас! - сказала Регина более спокойным голосом. - Но сначала я хочу, чтобы ты совсем разделась. Таня слегка улыбнулась и проворно стянула майку и тонкие трусики с бедер. Регина по- кошачьи изогнулась и положила голову ей на живот. Она протянула руку к треугольнику светлых волос на Танином лобке и провела пальцем по набухшим алым губам. Она трогала Таню осторожно, медленно, круговыми движениями, потом нежно раздвинула губы и мягко вонзила палец в горячий влажный колодец. - Нравится? - шептала Регина. - Да- а, - едва слышно ответила Таня, морщась от сладостной боли. - Глубже, прошу, глубже! И быстрее! - Как скажешь, дорогая, - с улыбкой шепнула Регина и, погрузив палец до отказа, стала аккуратно вращать кончиком, дотрагиваясь до рифленых влажных стенок. - Скоро ты почувствуешь ни с чем не сравнимое наслаждение, дорогая! Скоро это придет. Таня лишь стонала - сначала приглушенно, потом все громче и громче и, уже не владея собой, устав сдерживаться, закричала в голос от невыносимо- сладостной муки удовольствия. Но тут Регина вытащила палец. - Еще не время, - прошептала она на ухо Тане и обняла ее обеими руками за ягодицы. Сжав покатые белые половинки крепкого девичьего зада, Регина приникла ртом к левой груди падчерицы и кончиком языка стала облизывать сосок. Язык, точно маленькая пугливая змейка, то бегал вокруг соска, застывая на самой его вершине, то убегал обратно в рот, там замирал, словно набираясь новых сил, и выстреливал обратно, утыкаясь в мягкую кожу груди, и потом возвращался на пупырчатое кольцо вокруг коричневого коротенького пальчика с крошечным отверстием посередине. Танино сердце бешено колотилось, грозя разорвать грудную клетку и вырваться наружу. И точно так же яростно бился огонь желания, пробегая от паха вверх по позвоночнику к затылку. Регина оглядела обнаженное тело Тани восхищенным взглядом. Она раздвинула тяжелые большие груди падчерицы и уткнулась лицом в потную горячую ложбину. Отпустив оба полушария, она позволила им слегка сжать ее щеки. Регина застонала. Она высунула язык и неторопливо провела по ложбинке вверх, а потом вниз. Таня ощущала каждой клеточкой своего тела, как поднимается волна неизъяснимого, неведомого наслаждения, и старалась задержать это в себе как можно дольше, оттягивая свое падение в блаженство... Регина оторвалась от ее груди, убрала руки. Таня открыла глаза и увидела, что Регина медленно снимает халат. Под халатом таилось великолепное тело. Таню поразил лобок мачехи: он был совершенно гладко выбрит. Под лобком начиналось ущелье с большими алыми краями, на самом верху ущелья торчал, точно игрушечный солдатик, отросточек бурого цвета. Регина присела. - Ты можешь выполнить одну мою просьбу? Только прошу тебя - не обижайся. И не бойся. Таня смотрела на мачеху: эта женщина была головокружительно прекрасна. Ее тело блестело при свете ночника, и от него, казалось, отражался голубоватый свет телевизионного экрана. Груди Регины победно торчали вверх и в стороны, темные соски напряглись, отяжелели. Таня опустила взгляд вниз, на широко раздвинутые ляжки мачехи. Регина повернулась к Тане спиной, уперлась локтями в тахту и встала на колени, высоко задрав ягодицы. - Полижи меня сзади! Таня почувствовала, как по ее телу вновь пробежала уже знакомая волна пугающего наслаждения. Она тоже встала на колени и, приблизив лицо к округлым половинкам зада, вытянула язык. Она дотронулась кончиком языка до входа и стала медленно двигать им по часовой стрелке. - О, как же приятно! - воскликнула Регина. - Как здорово у тебя получается! Теперь сунь туда палец! Поглубже! Повращай там пальцем! Сделай же что-нибудь отчаянное! Таня, повинуясь властному приказу, попыталась просунуть язык поглубже, и ей это удалось. Потом нежно раздвинула большие ягодицы и вонзила кончик пальца в лаз. Глубже, глубже. Она боялась сделать Регине больно, но в то же время понимала, что ей не больно, а приятно. - Теперь другой палец - спереди! - приказала Регина. Таня пальцем левой руки быстро нащупала главный вход. Ворота были раскрыты настежь. Ее палец ткнулся в маленькое затвердение. Регина вскрикнула. - Попала! - хрипло крикнула она. - Давай! Таня сжала выступающий отросточек и стала быстро- быстро гладить его двумя пальцами. Под подушечками пальцев отросточек набух и, кажется, еще увеличился в размере. Подножие отросточка было все перемазано липкой слизью. Уже три ее пальца были в ущелье, которое теперь казалось бездонным и необычайно широким. Внутри все пылало, точно в печи. Тело Регины начало мелко подрагивать. Дрожь усиливалась, и скоро Регина стала рывками извиваться под Таниными пальцами. - Не останавливайся! Не вздумай останавливаться! Еще чуть- чуть! Таня от напряжения закусила нижнюю губу. Она быстро погружала пальцы во влагалище и вынимала их оттуда, боясь ослушаться приказа мачехи. И вдруг Регина замерла, изогнувшись назад. Ее живот напрягся и втянулся, Регина громко застонала, потом ее высокий стон перешел в низкий, почти звериный рык - она закричала А- а- а!1! так истошно и отчаянно, что Таня перепугалась не на шутку. Регина чуть отстранилась и упала на бок. Несколько минут она лежала молча, не шевелясь. Казалось, она потеряла сознание. Бедная Таня сидела на тахте не шелохнувшись и смотрела на нее. Наконец Регина открыла глаза. В них светились такая нежность, такое умиротворение, что Таня сразу все поняла: Регина испытала оргазм. Душа Тани преисполнилась радости. - А это не грех? - тихо спросила она у мачехи. Та рассмеялась и возразила: - То, что двое делают с любовью, с нежностью, со страстью - не может быть грехом. Грех - это то, что делают грубо, жестоко, с ненавистью или насмешкой. Она придвинулась к Тане и крепко ее поцеловала. В поцелуе уже не было эротической чувственности, а были просто нежность и ласка. Регина выключила телевизор, потушила ночник. Они легли под одеяло и обнялись. Так, прижавшись друг к другу, и уснули. На следующий день, проснувшись рядом с мачехой, Таня в первую секунду ничего не могла понять, но тут же вспомнила происшедшее накануне вечером и похолодела. Она была не в силах поверить, что в той безумной экстатической любовной игре вчера участвовали она, Таня, и ее мачеха. Регина положила свою теплую сонную руку Тане на грудь и нежно провела пальцами по соску. Таня вздрогнула и повернулась к мачехе. - Вам вчера было... - начала она вопросительно. - Мне вчера было восхитительно, чудесно, - прошептала с улыбкой Регина. - А вот ты, бедная девочка, так своего счастья и не дождалась. Но это поправимо. Сегодня вечером - да? А сейчас нам надо вставать, прибраться в доме, сходить на рынок. Подъем? Таня улыбнулась. - Подъем! Вечером все началось так же, как вчера. Они сидели в спальне - Регина на тахте, Таня в кресле. Работал телевизор. Но обе невольные любовницы думали совсем не о том, что происходит в мире. Регина молчала. Таня искоса поглядела на мачеху. Та сидела, уткнув взгляд в экран, но в уголках ее губ блуждала лукавая улыбка. Она явно ждала, когда Таня проявит инициативу. Ах так, - подумала Таня, - ну ладно. Я сама! Она решительно встала с кресла и села на тахту. Регина



   Так же рекомендуем к прочтению:

    Секс история :Секс бабушки и внука
    Эро рассказ :Рассказы порно в анус
    Секс рассказ :Подсматривать


 
   

   VIP путаны

Шлюхи москвы

Красивые тётьки
дают за деньги


    Реклама


    Знакомства

Порно секс рассказы про лесбиянок

Проверь своё обаяние

Готический секс

Авторские права принадлежат компании hoom.ru © 2006-2014

Rambler's Top100
0.5044 sec